Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Вот моя деревня, вот мой дом родной…

олег и семья1 (2) олег и семья14

Олег, как я уже сообщала, нашел приют в деревне. Семья охранника военно-морского музея приютила его совершенно безвозмездно. Живет Олег как сыр в масле и мечтает купить домишко в этой деревне и сдавать его израильским гражданам - путешественникам. Или создать семью с симпатичной девчонкой. Но невесту ему уже подыскали – тридцатишестилетнюю родственницу, старую деву. Даже по фотографии понятно, почему эта дева до сих пор не замужем. Увидев портрет, жених стал хитрить – мол, сначала надо дом приобрести, а потом уже жениться… На какие средства он собирается покупать дом? Но семья свято верит своему питомцу. Мало ли, у человека временные трудности, вернется на родину, решит все денежные вопросы. То, что вопросы в принципе не решаемы, что у Олега нет ничего, кроме долгов, нет постоянной работы, что живет он у знакомого на яхте в Эйлате… ну не важно.

олег и семья23 олег и семья112

Теплыми летними вечерами (а они всегда летние) семья и Олег строят планы на будущее. Семья будет присматривать за его домом, встречать-провожать туристов, готовить для них еду. Тем временем деньги на билет Олегу никто не высылает, он собирает их частями, но пока безрезультатно. Видя такое дело, хозяин дома Китчери порывается заложить свой новый мотоцикл. Чтобы купить новому другу билет в Израиль. Олег не хочет принимать такую жертву и продолжает надеяться…

Жизнь этой деревенской семьи вполне зажиточна по местным меркам. Они арендуют недорогой дом без удобств, а на горе идет строительство большого, нового. Отец семейства работает в музее охранником, его жена - в госпитале. Девочка 12 лет учит английский, занимается карате. Сыну 7 лет, он в воскресенье поедет в Коломбо, на телевидение. Потому что участвует в финале конкурса на лучший детский рисунок.

олег и семья3 президент олег и семья113
Президент на стене.  Джастин

Отец отца семейства, Джастин, и есть тот ангел-спаситель, который нашел плачущего Олега на улице. То, что Олег плакал, я узнала только вчера. Я-то думала, он просто задумчиво сидел у алкогольной лавки. Эту душераздирающую историю знают уже все жители деревни. Все приходят на него посмотреть, пожать ему руку, поругать капитана.

Приехав в гости (и заодно убедиться, что с Олегом все хорошо), я попала в тиски местного гостеприимства. На днях мы с Цики уже были в гостях в доме нашего водителя. Там нас покормили, взрослые показали семейные фотографии, а дети свои рисунки, затем и отпустили с миром. Из дома новой Олеговой семьи мне удалось вырваться только в полночь, и то почти со скандалом. Меня пытались уложить с ним в постель (другой-то не было), меня насильно кормили – я тщетно сопротивлялась. Женщины – мать и дочь повисли у меня на руках (это уже после нескольких часов посиделок и закусок). В это время мужчины (отец и сын) пытались просунуть мне в рот жаренную мелкую рыбешку. Я мотала головой и уверяла что сыта, но они продолжали, повторяя «ешь, ешь, ешь…»

Разумеется, поймать такси или рикшу в этом глухом и уже абсолютно темном месте было невозможно. Приходилось ждать, когда кто-нибудь сжалится проводить меня до главной дороги. Но никто не хотел. Семья пела и танцевала для меня, дети рисовали– как выяснилось тоже для меня. Девочка изготовила складную открытку, на которой было написано фломастерами разного цвета, что я очень-очень красивая герл. Еще на открытке были нарисованы разные цветочки, солнышко и травка, еще праздничный торт со свечами и пожелание счастья в новом году. А на обратной стороне я нашла два слившихся сердца, одно с именем Елена, а другое… Олег. И слово любовь в промежутке. Нет, говорю – у нас не любовь, мы просто хорошие знакомые… Это мое уточнение возбудило семью, видимо до этого момента они сомневались, свободен ли их кумир. Спросили напрямую – свободен? Ну да, свободен. Вот тут то и началось сватовство. Принесли фотографию старой девы, спрашивают Олега – как она тебе, окей? Тот мотает головой – да я не тороплюсь, дом сначала надо купить. Зачем дом? У нас пока поживете, у нее тоже можно. Свадьбу сыграем, Елену пригласим… пока она тут, пока не уехала.

Затем началось пение. Надо сказать, что пела семья слажено и гармонично, похлопывая в ладоши и по пустым канистрам, отбивая ритм ногами по земле и руками по столу. Попросили спеть Олега русскую песню, он спел «пусть будет нелегким наш путь». К сожалению, у Олега не оказалось ни слуха ни голоса, он просто громко выкрикивал слова. Семья пыталась постукивать, но ритм уловить никак не могла, поэтому вскоре прекратила попытки.

олег и семья25 олег и семья26

Но я не прекращала попыток уйти из гостей. Спасибо за ужин, мне нужно на лодку, там интернет, у меня назначен разговор… Это не ужин! Воскликнули все разом. Это была закуска! Елена хочет ужин! Вот тогда-то меня и схватили, и потащили в дом, женщины тянули за руки, а мужчины подталкивали сзади. Надо есть рис! И вот этот салат, и эту рыбу в соусе, ешь! Не надо идти, будешь тут спать, а если не хочешь с ним, то пойдем к нашим соседям! Пока происходила пытка едой, старейшина то и дело подскакивал и поправлял падающую с моего плеча бретельку от майки, водружал ее на плечо и легонько прихлопывал – мол, теперь порядок.

Сын старейшины позвонил по телефону и радостно сообщил, что завтра я приглашена на день рождения начальника охраны музея, который очень надеется на мой приход. А послезавтра обязательно должна ехать с семьей в Коломбо на телевидение, с меня взяли слово, что я поеду.

Пообещав все на свете, я под присмотром старейшины спустилась с горы в темноту. И еще около часа мы бродили в поисках рикши, и когда я потеряла надежду, он таки появился. В тук-туке ( эта тарантайка зовется здесь тук-тук) уже сидел пассажир, монах с чемоданом. Я даже не спросила, можно ли присоединиться и куда монаха везут – мне было все равно, лишь бы затем попасть в порт, домой.

Глава семейства попытался не пустить меня в тук-тук. Растопырив руки он кричал – тук-тук сейчас вернется, мы будем ждать его здесь, Елена, он сейчас отвезет пассажира и вернется! Не садись, давай еще покурим! Вот тут я грубо оттолкнула гостеприимного Джастина, и лягнув его ногой, и впрыгнула в тук-тук. Водитель удивленно вопрошал – ты знаешь этого мужчину? Нет! Закричала я для упрощения ситуации. Но не тут-то было. Глава семейства ринулся за мной, а поскольку места внутри уже не было, повис на подножке. Так мы и ехали до самого порта. Ты была в моем доме, я за тебя отвечаю! Завтра в шесть часов у почты, не забудь про день рождения!

«Завтра» я весь день провалялась в постели, чувствуя себя если не больной, то выжатой абсолютно. Надеюсь, что у Олега все сложится хорошо, а я больше в деревню ни ногой.

Шри-Ланка


вход в Галле утро 2


Уже на подходе к Шри-Ланке нам встречались катера нафаршированные пулеметами, огнеметами и вооруженными парнями. В порту Галли тоже полно людей с автоматами-бронежилетами, это охрана судов, идущих через сомалийские и прилегающие к ним воды.


вооруженная охрана корабля охрана
вооруженная охрана

В яхтклубе стояло несколько яхт, мы поинтересовались у соседей, не идут ли они случайно в Cуэцкий канал. Канадец пожал плечами – типа я что, совсем? Эстонцы сказали, что сначала думали пойти и даже поснимали все железяки с катамарана, чтобы не быть заметными на пиратском радаре. Но их отговорили эстонские моряки – мол, сейчас атакуют каждое третье судно, а у маленьких яхт шансов почти нет. К ним пираты даже не подходят близко – просто запускают ракету, желательно прямо в двигатель. Лодка вспыхивает, люди прыгают за борт сами и плывут в объятия пиратов.

эстонский катамаран причал

Там по ситуации – есть пара миллионов в запасе, будут ждать выкуп. Нету – здравствуй, бабушка. Поэтому эстонцы за 45 тысяч долларов договорились с большим кораблем, он поднимает на борт их катамаран и довезет до Египта. А не дешевле было бы взять на борт человека с автоматами? Нет, говорят – не хотят. Потому что маленькие лодки они просто взрывают издалека ракетницами, что толку от вооруженной охраны? Они не хотят рисковать жизнью, охранники.

На приготовления Цики к пиратским атакам народ смотрел с грустным удивлением. А тут еще на борт прибыл щуплый еврей по имени Иуда, интересующийся только дайвингом и почему-то решивший, что этим можно заняться в водах Сомали. Он ничего не знает о пиратах. А слыша разговоры об этом, только посмеивается и вопросов не задает. Он хочет учиться парусному делу, ему сорок два, живет в Лондоне и почти не знает иврит, он много курит, ест кошерную пищу, и у него сильная морская болезнь. Сказал, что его всегда тошнит, но он не сдается и захватил пару кило таблеток. Даже не хочется вторгаться в утонченность этой загадочной души. Если его хранила судьба до этого момента, то и дальше, возможно…

Я каждый день пытаюсь говорить с капитаном – оставь лодку на пару месяцев тут, лети в Израиль, соберешь денег и пойдешь вокруг Африки. Может даже с пассажирами. Это риск неоправданный, потерять лодку и жизнь свою и чужую впридачу. Ответ был один – куплю оружие и пойду, не могу ждать полгода, нет средств. Смешно, что как только мы встали к причалу, и на борт явились пограничники проверять документы и таможня осматривать лодку, а с ними правительственный агент, Цики стал спрашивать у всех представителей власти поочередно, не помогут ли они ему купить оружие здесь. «Я иду сейчас к пиратам, где можно взять оружие? Вы знаете кого-то, кто торгует оружием?» Люди в форме потеряли дар речи, невнятно мычали с выпученными глазами.

пограничники

Я сделала неутешительный вывод – от страха Цики явно теряет чувство реальности. Он всегда очень боится сделать что-то неправильное на чужой территории. А за такие предложения властям можно было поплатиться как минимум штрафом, а как максимум кто его знает. Причем его вопросы не выглядели как крик о помощи загнанного в угол капитана, который вынужден пересекать сомалийские воды и хочет сохранить лодку и жизнь. Нет, он как всегда говорил бодро и с улыбкой, и не зная ситуации напрашивался вывод – капитану просто охота пострелять, развлечься. Ответа Цики не дождался, конечно – ему предложили сходить в полицию и там спросить. Тем временем бодрый Хаим в минуту собрал рюкзак, спрыгнул с борта и припустил – гуд-бай, я в аэропорт, домой, к жене! А ведь собирался несколько дней пожить на борту, поездить на экскурсии…

И вот началась покупка колючей проволоки (хотя по последним данным пираты близко к борту маленьких яхт уже не подходят – взрывают издалека… покупка сетки, поиск оружия… тут на горизонте снова возник парень из израильского секьюрити, снова торговля и переговоры по сорок раз на день… затем возникли проблемы с правительством Шри-Ланки. Легально не разрешают купить оружие, нельзя брать на борт людей с оружием – это касается частных яхт, у которых, как считается, есть выбор – не хочешь проблем, иди другой стороной, а не через пиратов.

Олег с каждым днем становился мрачнее, и даже пара копеек, которые выдавал ему Цики на пиво, не расслабляли парня. После трех дней стоянки, ранним утром он просветлел. Он понял, что сходит на берег. Но как известно, у него нет даже доллара. Олег напряженно думал. И вот как-то раз, проходя мимо охранного пункта порта, где мы всегда предъявляем паспорта и визу, он вдруг ринулся к полицейскому и на ломаном английском стал объяснять – я хочу адрес израильского посольства, дайте мне адрес и телефон. Полицай не понимал, что он хочет. Видя непонимание, Олег стал эмоционально объяснять – я хочу домой, я не хочу к пиратам, андерстэнд? Но у меня нет денег, совсем, и и капитан не даст мне, мне нужен адрес посольства. Олег не знал, что в Шри-Ланке уже нет израильского посольства. Полицай увел его во внутреннее помещение пропускного пункта. Я подумала, что все. Закурив, все же подождала 5 минут. Олег вышел растерянный, с клочком бумаги в руках.

- Он почему-то не дал мне адрес посольства. А дал телефон какого-то русского парня Сергея и сказал, что он мне может помочь….

Зачем ты это устроил? Поинтересовалась я. А если они сейчас придут к Цики с вопросами – почему член его экипажа ломится в посольство, может над ним издеваются на борту или мало что еще. В посольство, которого нет. Звони своим друзьям и родственникам, может они тебе помогут, - сказала я и дала ему денег. На том мы и расстались у КПП.

Вечером выяснилось, что Олег весь день звонил, но никто не помог с деньгами. В расстроенных чувствах он присел около пивного ларька, денег на пиво не было, но само место его успокаивало. Вскоре с ним вступил в разговор местный житель – откуда, нравится ли в Шри-Ланке… обычный набор вопросов к туристу. Олег живописал свои муки. Житель угостил его пивом. Дальше-больше. Между ними завязалась дружба, парень оказался жителем близлежащей деревни, тоже большим любителем пива и отцом взрослых детей – сына и четырех дочерей. Он предложил Олегу переехать жить к нему. А будет желание – жениться на какой-нибудь из дочерей. Если нет, ну так пожить, отдохнуть, прийти в себя, и Олег радостно согласился…

Пока Олег излагал мне счастливый конец волнительного дня, солнце клонилось к роковой черте горизонта, надвигался шабат. Кто мог подумать, что он принесет с собой новые проблемы…

P2294788 вечер

Секс, кровь и бодрый Хаим

На Шри-Ланку мы вышли в составе – Цики, его племянник Амир, свежезавербованный Хаим, проживающий в Пхукете с тайской женой и маленькой дочкой (в море он вышел без семьи) и Олег. Олег имел разбитое лицо. В первый день на берегу он чрезмерно употребил пиво, отчего потерял сознание и упал лицом в асфальт. Цики с Амиром тащили Олега к причалу, а ноша была тяжела. Затем Олега грузили в динге, затем поднимали на борт… капитан негодовал – пока он сидел в баре, углубившись в интернет, Олег успел выпить двенадцать литров пива. Причем бесплатно, записывая все на счет капитана. Поскольку собственные деньги у Олега кончились еще в Австралии.

пострадавший олег
Олег

Я прилетела в Пхукет день спустя после этого события, возмущенные дядя с племянником красочно живописали происшедшее. А уже на борту я выслушала версию Олега. Он не отрицал факта пивного запоя, и даже признался, что запил эти двенадцать литров бутылкой водки. Но утверждал, что сделал это от расстроенных чувств. Якобы капитан с племянником набрали в баре проституток (Цики взял двоих лет пятнадцати, Амир одну) и повезли их на борт, а его оставили в одиночестве. Что еще было делать парню, как не напиться с горя? Потому что Олег презирает разврат, да еще на корабле, который уже как дом родной. Возможно, девочек имели на том самом диване, где он читает Библию по утрам и вечерам… а факта пьянства он не отрицает.

капитан
Капитан Цики

Спрашиваю у Цики за чашечкой кофе – ну, расскажи, каковы тайские проститутки? Не имею понятия, - отвечает. Не пробовал. Как так? Олег утверждает обратное. Нет, ничего подобного – в первый день сделал только массаж, спросил нельзя ли эротический, но девушка отказалась, мол, не ее специализация. И вообще это стоит намного дороже. А с деньгами у меня сама знаешь, плохо. И что, не привозил девочек на лодку? Нет, сходил на массаж и вернулся в бар, а там уже Олег с кровавым лицом валяется… А глаза у него были, говорит, как у новорожденного - затянуты мутной пленкой и не фокусируются на объектах реальности.

Были ли девочки, и сколько, и каковы они, выяснить не удалось даже во время перекрестного допроса.

амир зашивает парус
Амир зашивает парус

В другие тайские дни Цики с Амиром не отходили от меня ни на шаг. Они оставляли меня в одиночестве только глубокой ночью – мылись горячей водой в моем душе, пили мой кофе на моей веранде или просто спали на моей запасной постели. Днем мы ездили втроем по магазинам на одном мотобайке, закупая что-нибудь полезное для мореплавания. А вечера проводили в ресторане еврея Овадия, выходца из Ирака. Там же был завербован и Хаим.

хаим
Хаим

Хаим оказался шустрым шетидесятилетним подростком, нельзя уследить за его молниеносными перемещениями . То был внизу – уже наверху, вроде прилег отдохнуть, но уже снова куда-то бежит, вдохновленный новой идеей – проверить, не покосилась ли мачта, хорошо ли закреплены кранцы, чисто ли вымыта посуда, нет ли кораблей на горизонте… Голос Хаима высок, на грани фальцета, деятельность неуемна – и это особенно ощущается в условиях, когда делать в принципе нечего. От безысходности Хаим предложил забирать мои дежурства на мостике, и я с восторгом согласилась.
Хаим идет до Шри-Ланки, оттуда полетит назад в Пхукет. А Цики начнет приготовления к возможной встрече с сомалийскими пиратами.

ФААФАФИНЫ

Фаафафины не трансвеститы, тут нет личного выбора. С самого детства из мальчика выращивают девочку – одевают платьица, приучают к хозяйству. От этого меняется и анатомия, фигура становится гораздо женственнее, вырастает грудь. Гениталии, разумеется, остаются, но чисто как рудимент. Если в семье уже несколько мальчиков, обязательно сделают фаафафина. Для чего они нужны? Ведь полинезийская культура никогда не признавала женщину человеком. Их издревле даже не хоронили, ни одного женского саркофага не существует, просто оставляли где придется, делов-то. Женщина считалась чем-то вроде цветов-облаков, такой дар природы, но могущий породить человека.

Так зачем же из родившегося человека, то есть мальчика, делать не пойми что? А вот, оказывается, на тот случай, если всех сыновей убьют на войне. На островах беспрерывно шли войны. В этом случае у родителей остается фаафафин, на войну его не берут. Эта традиция ничуть не отмирает, третий пол встречается на улицах так же часто, как и первые два.

Часто первый сексуальный опыт парень получает именно с фаафафином, а не с девушкой, почему нет? Девушку надо беречь для замужества. Но зато фаафафинам как правило дают в семье лучшее образование, они в некотором смысле элита – банковские служащие, врачи и богема, само собой. На Самоа существует даже профсоюз фаафафинов, комитет по правам и прочие учреждения, занимающиеся проблемами третьего пола.

ФААФАФИН - МУЖЧИНА, ВОСПИТАННЫЙ КАК ЖЕНЩИНА С ДЕТСТВА, третий пол островов Тихого океана
Фаафафин - мужчина, воспитанный как женщина с детства, третий пол островов Тихого океана

фаафафин

юный фаафафин с подружкой
юный фаафафин с подружкой