April 1st, 2012

Приход

Неделю от Цики не было новостей, он не выкладывал координаты, хотя обещал делать это регулярно.
Бельгийцы Кэрин и Стивен, владельцы катамарана, с которыми я сдружилась в последние дни тревожного пляжного отдыха, сказали, любая связь с маленькими судами в тех водах отсутствует – это из осторожности – чтоб не запеленговали пираты.

Пираты тем временем хватали что под руку попадется каждый день и весьма успешно. Карта атак на сайте НАТО пестрела кружочками, обозначающими удачные и неудачные атаки. В понедельник, например, захвачено было большое торговое судно, и мальдивские вооруженные силы не смогли ничего сделать – два дня пытались и оставили добычу пиратам. То есть хапают не только у берегов Сомали, а уже совсем рядом со Шри-Ланкой.

Пляжный отдых был одной видимостью – я сильно переживала, что по моей вине ушли пассажиры, я не успела их предупредить.

Один водитель тук-тука сообщил мне, что наблюдал, как перед самым отходом в порт привезли Олега. Привез его и отдал в лапы Судьбы бывший благодетель из деревни, гостеприимный Джастин…

Яхтсмен-сосед видел на борту уходящей яхты уже не троих (как соседи-казахи), а пятерых человек! Это меня совсем расстроило. Не перепутал, говорю?

Агент, у которого я должна была забрать паспорт с новой визой, в назначенный час не пришел. Прислал помощника, как он выразился, своего мальчика. Мальчик на вопрос сколько же было на борту человек, ответил, что только двое. И мне ему пришлось не поверить…

А новости с фронта все страшнее, захвачено большое торговое судно, с сильной охраной, под защитой мальдивских военных… в тот же день маленькая шхуна с четырьмя членами команды…

Я решила съездить на экскурсию в глубинку, там хоть нет интернета. Перед отъездом казахи сделали мне пропуск в порт, на свою яхту. Прощальный вечер, и заодно поснимать их и их рассказы об экспедиции. Сидим, смеркается. И вдруг – в порт входит наше ржавое, ни с чем не сравнимое судно. Все замерли, я продолжала снимать.



Цики час не мог пришвартоваться, у него почему-то не получалось. Наконец он бросил якорь. Якорная цепь легла на кахахские якоря, нас стало притягивать друг к другу... Казахи заволновались, потом уже совсем заволновались, впервые я услышала мат из уст казахского капитана. Цики делал что-то страннное, вместо того, чтобы поднять якорь и перейти. Олег грустно отвечал на крики казахской каманды, что капитан его не послушает, если он переведет, что надо делать. Я принимала посильное участие в защите казахской движимости, в основном светила камерным фонарем ребятам, заодно и снимала, конечно.

Описывать это четырехчасовое шоу нет сил. Зато есть видео. Нашу махину отталкивали шестами, руками, Цики чуть не раздавил казахов, а вместе с ними и первую казахскую кругосветку. Но все обошлось. Я наблюдала это, будучи на казахской яхте, было забавно видеть со стороны свою посудину, в которой провела целый год, и как бы уже не свою…

Когда все кончилось и Цики крепко зафиксировал лодку, я поднялась на борт. Ты устал, говорю, не иди в сомалийские воды, ладно? Ладно, говорит…