March 26th, 2012

Уход

Перемены к нам не подкрадываются, а зарождаются в голове капитана и тут же наступают на горло его предыдущим планам. Вчера было почти решено – лодка остается в Шри-Ланке, потому что внятного ответа от охранников так и не поступило за прошедшую неделю. Цики снова стал покупать билет домой, и снова позвонили и обнадежили – возможно, через несколько дней где-то в море (пока неизвестно где точно) с большого корабля к нему на борт спустятся охранники.

- Завтра выхожу, - заявил капитан.
- А куда?
- Не важно, буду ждать их в море.
- А если как всегда…? Почему не подождать в Шри-Ланке?

Надо сказать, что воды, в которых он собрался ждать охранников, тоже нехорошие. Как рассказал капитан спасательной баржи, базирующейся в порту Галле и выполняющей спецоперации, в том числе и по выведению кораблей из плена (уже выкупленных у пиратов) – там постоянно находят пустые яхты без экипажа, неизвестно куда пропавшего.

- Нет, надоело, - закончил капитан. Слишком много волнений и разговоров в этом порту. Ты идешь? Если нет, звоню агенту и сходи на берег.
- Я хочу заснять твой уход. Почему такая спешка?
- Потому. Я ухожу сегодня, и на борту должны быть только члены экипажа.
- Олег возвращается? Кто-то еще?
- Только Олег, а может и он не пойдет, пока не ясно. Лучше прилетай в Эйлат, снимешь приход лодки в порт.

В течении часа пришлось собраться и покинуть посудину. Цики отобрал у меня пропуск в порт, просто выдернул из руки после того как я показала его на выходе (там строго). И не отдал, хотя я имела полное право владеть им до того момента, пока мне поставит агент выходной штамп. Мне нужен пропуск! - просила оставить его до вечера – Отдай, - говорю, - я не подойду на 40 метров к твоей «Lorraine-D», но у меня назначена вечером съемка на спасательной барже! Не отдал. Очень интересный материал, которого я лишилась.

баржа

Это бывшее советское судно, проданное за долги. Теперь принадлежит Греции, но экипаж остался прежним, русским. Владелец не захотел его менять. Ребята выполняют операции по спасению судов в регионе, кто-то сел на мель, кто-то вообще затонул и нужно обнаружить это место, чтобы попытаться спасти груз, кто-то сильно пострадал от пиратов и потерял управление или экипаж, или долго был в плену и не может управлять… Недавно искали затонувший корабль, перевозивший крупный рогатый скот. Никаких признаков, слишком глубоко, пытались найти масляные пятна на воде, что-то указывающее на место катастрофы. И вдруг увидели сотни плавающих жареных баранов – на затонувшем судне был пожар. Все эти операции проводятся на деньги страховых компаний, речь идет о больших судах и больших деньгах. Частным яхтам помощь не оказывается. Да и вообще, по словам капитана баржи, никто не спешит на помощь яхтам, даже военно-морские силы, патрулирующие акваторию. Считается, что частники должны понимать опасность и выбирать обходные пути. Но воды официально открыты для прохода любых судов – и это двойственная ситуация. То есть незнание не освобождает от ответственности…

В общем, Цики отобрал у меня пропуск, хотя до его ухода я имела полное право им пользоваться. Тогда я позвонила своим казахским друзьям и попросила их последить за капитаном. И вот что выяснилось. Он таки взял пассажиров. Также на борт вернулся Олег. Значит, никто так и не дал ему денег на билет. Я не видела Олега с того самого дня, когда гостила в его «новой семье». Связи с ним тоже не было, у него нет телефона. Сказать по правде, мне очень не хотелось материально участвовать в его судьбе, да и вообще никак. Но при такой тупой безысходности я готова была проспонсировать его улет. Но мне не привелось встретиться с Олегом. Все дальнейшее произошло в течении нескольких часов, и Цики отчалил. Разумеется, пассажиры не успели ничего понять – он не дал им такой возможности. Привел на лодку и отдал концы. Подозреваю, та же пара писательница+художник, малобюджетные туристы, которые польстились на бесплатное предложение покататься на яхте. Цики говорил, что они отказались, но видимо нет. Он держал их вдалеке и погрузил в самый последний момент, избавившись от меня – «информационного центра», как он меня называл в последнее время. Сначала просил не общаться с новыми пассажирами (если таковые найдутся) на пиратскую тему, но вскоре понял, что меня просить бесполезно. Поэтому поступил хитро(жопо) – в задуманный день списал меня на берег, пожелал всего хорошего, даже отвез в отель, тут же взял людей и отчалил…

Меня уже не волнует его безопасность. Противно, что в тяжелой ситуации капитан использует в своих целях мирных людей, ни о чем не подозревающих. Хорошо им будет «проснуться» и понять, куда их занесло, когда будет поздно. Я очень расстроилась. Все-таки провела на лодке ровно год. До последнего момента надеялась, что даже если здравый смысл не победит, то хотя бы порядочным человеком капитан останется. Теперь остается только ждать – удастся ли избежать беды.

галле7