March 8th, 2012

Кошерный Иуда

Как только скрылось солнце, Иуда переменился. На просьбу Олега дать ему сигарету заявил, что теперь не может к ним прикасаться. Я тем временем жарила лобстеров на кухне, Цики и Амир смотрели кино. Мы уже знали, что лобстеров Иуда есть не будет, они не кошерные твари. Иуда отварил картофель и поставил его на стол в кастрюле. Ешь картошку, - говорю я ему, остынет. Все равно лобстеров тебе ждать незачем. Нет, говорит, я со всеми поем. Ну ладно. И вот лобстеры готовы, Цики кладет его к себе в тарелку, затем достает из кастрюли пару картофелин. Той же вилкой. Иуда вскакивает с криком «шьиить, шьиить!» Слово «дерьмо» он произносит очень часто и нежно-певуче, с присвистом.
- Теперь картофель не кошерный, мне нечего есть! Ты полез грязной вилкой в кастрюлю!
- Что? Где? – опешил Цики, - нормальная вилка, ты чего?
- Нет! Ты прикоснулся к лобстеру и этой же вилкой полез! – чуть не плачет Иуда.
- Ну бери другие картошки, я к ним не прикасался…
- В шабат! Готовить лобстеров и так кощунство! А еще этой вилкой портить кошерное! Вы же евреи, я не понимаю!
- Мы тоже не понимаем, - говорит Цики, - надо было раньше предупредить.
- Но вы же евреи! Что я теперь буду есть?
- Почему ты не ел раньше? – спрашиваю.
- Потому что тут пахло лобстерами, я ждал…
- Почему не вынес свою еду на палубу?
- Я не подумал…

На этом дело не закончилось. Расстроенный Иуда пошел лежать. Но через пару часов от голода и обиды снова ворвался в кухню.

- Я не пойму! Как такое шььитьь получилось! С лобстерами и моей картошкой!

Он заглянул в кастрюлю.
- Как! Вы мне не оставили!
- Оно же не кошерное, - удивились мы.
- Приготовь что-нибудь другое или то же самое, - предложил Цики, - полно продуктов.
- Я не могу ничего готовить! Слишком поздно! Уже наступила суббота! Нет, нет, нет, не понимаю, шьит, шьит, шьит…

Я спросила у Цики, как он теперь собирается идти с Иудой в сомалийские воды? Наверняка в шабат тот не станет нести вахту и делать даже самую легкую работу, а это увеличивает опасность (и без того немалую) в разы. Капитан все же оптимист – он надеется, что в море Иуда пересмотрит свои религиозные догмы.

юдо
Иуда