March 4th, 2012

Секс, кровь и бодрый Хаим

На Шри-Ланку мы вышли в составе – Цики, его племянник Амир, свежезавербованный Хаим, проживающий в Пхукете с тайской женой и маленькой дочкой (в море он вышел без семьи) и Олег. Олег имел разбитое лицо. В первый день на берегу он чрезмерно употребил пиво, отчего потерял сознание и упал лицом в асфальт. Цики с Амиром тащили Олега к причалу, а ноша была тяжела. Затем Олега грузили в динге, затем поднимали на борт… капитан негодовал – пока он сидел в баре, углубившись в интернет, Олег успел выпить двенадцать литров пива. Причем бесплатно, записывая все на счет капитана. Поскольку собственные деньги у Олега кончились еще в Австралии.

пострадавший олег
Олег

Я прилетела в Пхукет день спустя после этого события, возмущенные дядя с племянником красочно живописали происшедшее. А уже на борту я выслушала версию Олега. Он не отрицал факта пивного запоя, и даже признался, что запил эти двенадцать литров бутылкой водки. Но утверждал, что сделал это от расстроенных чувств. Якобы капитан с племянником набрали в баре проституток (Цики взял двоих лет пятнадцати, Амир одну) и повезли их на борт, а его оставили в одиночестве. Что еще было делать парню, как не напиться с горя? Потому что Олег презирает разврат, да еще на корабле, который уже как дом родной. Возможно, девочек имели на том самом диване, где он читает Библию по утрам и вечерам… а факта пьянства он не отрицает.

капитан
Капитан Цики

Спрашиваю у Цики за чашечкой кофе – ну, расскажи, каковы тайские проститутки? Не имею понятия, - отвечает. Не пробовал. Как так? Олег утверждает обратное. Нет, ничего подобного – в первый день сделал только массаж, спросил нельзя ли эротический, но девушка отказалась, мол, не ее специализация. И вообще это стоит намного дороже. А с деньгами у меня сама знаешь, плохо. И что, не привозил девочек на лодку? Нет, сходил на массаж и вернулся в бар, а там уже Олег с кровавым лицом валяется… А глаза у него были, говорит, как у новорожденного - затянуты мутной пленкой и не фокусируются на объектах реальности.

Были ли девочки, и сколько, и каковы они, выяснить не удалось даже во время перекрестного допроса.

амир зашивает парус
Амир зашивает парус

В другие тайские дни Цики с Амиром не отходили от меня ни на шаг. Они оставляли меня в одиночестве только глубокой ночью – мылись горячей водой в моем душе, пили мой кофе на моей веранде или просто спали на моей запасной постели. Днем мы ездили втроем по магазинам на одном мотобайке, закупая что-нибудь полезное для мореплавания. А вечера проводили в ресторане еврея Овадия, выходца из Ирака. Там же был завербован и Хаим.

хаим
Хаим

Хаим оказался шустрым шетидесятилетним подростком, нельзя уследить за его молниеносными перемещениями . То был внизу – уже наверху, вроде прилег отдохнуть, но уже снова куда-то бежит, вдохновленный новой идеей – проверить, не покосилась ли мачта, хорошо ли закреплены кранцы, чисто ли вымыта посуда, нет ли кораблей на горизонте… Голос Хаима высок, на грани фальцета, деятельность неуемна – и это особенно ощущается в условиях, когда делать в принципе нечего. От безысходности Хаим предложил забирать мои дежурства на мостике, и я с восторгом согласилась.
Хаим идет до Шри-Ланки, оттуда полетит назад в Пхукет. А Цики начнет приготовления к возможной встрече с сомалийскими пиратами.